На главную  Звезды 

 

Не запугаете!. 21 июля (8 июля по старому стилю) 1906 года, сто лет назад, указом императора Николая II Петр Аркадьевич Столыпин был назначен председателем Совета министров.

 

Как началось премьерство Петра Столыпина

 

Эти вопросы всегда интересовали мыслящих людей. Мы хоти знать, что почерпнуть из собственной истории, из истории других стран, народов, эпох. От Мексики до Камбоджи. От Швейцарии до Австралии. Мы вглядываемся в списки памятных дат каждой недели и задумываемся: что за ними?

 

Уинстон Черчилль говорил, что чем дольше вглядываешься в прошлое – тем дальше видно будущее. Что в истории случайно, а что неизбежно? Почему люди в разные времена ив разных обстоятельствах ведут себя то по-разному, а то — совершенно одинаково? В чем природа власти в разных странах и в самые отдаленные друг от друга эпохи? Меняется мир на протяжении веков или остается неизменным? Откуда мы, люди, пришли и куда идем?

 

Заглянем в прошлое, чтобы попытаться понять будущее.

 

Нет случайных, забытых дат. За каждой из них кроется немало поучительного. Только мы станем никого поучать. Мы приглашаем вас к размышлению. К тому, что всегда было характерно для самого думающего, самого интеллектуального города России. Для Петербурга.

 

Когда в апреле 1906 года в Таврическом дворце в Петербурге начала работу первая Государственная Дума, дворец был окружен толпами восторженных людей, встречавших каждого депутата бурными аплодисментами и приветственными криками. Однако восторги быстро сошли на нет.

 

Крах первой ДумыЛозунг «земля – крестьянам!» был в ту пору красив и популярен. Но с точки зрения экономической – совершенно нерационален

 

Это могло бы показаться скучной политической банальностью, если бы не та обстановка, в которой реально жила Россия. А это была обстановка нарастающего террора. «Красного террора». Только по официальным данным, в 1906 году террористы убили и ранили 1 588 человек, а в 1907-м – 2 543 человека. Дума же требовала «всеобщей амнистии», что означало прощение не просто убийств лиц при власти. Дело в том, что от пуль и бомб террористов гибли женщины и дети. А за это прощать нельзя никогда.

 

Думцы должны были ответить сами себе на вопрос: какую роль они будут играть при «новом строе» – том самом, когда абсолютное самодержавие перестало существовать, а до парламентской республики было еще далеко. Думское большинство было настроено к власти резко оппозиционно. Оно считало себя «истинными представителями народа», хотя за них голосовали абсолютное меньшинство населения России. Им хотелось решать судьбы России безо всякого участия исполнительной власти. Их лозунгом были слова: «Да склонит голову власть исполнительная перед властью представительной!» Столыпин говорил, что кровь на руках врача и кровь на руках палача – это разная кровь. Принятие положения о военно-полевых судах было выбором между двумя решениями: очень плохим и ужасным

 

Но думцы пригрозили обратиться напрямую к массам возбужденных людей. Хотя решать экономические проблемы в условиях нарастающего террора было бесполезно. Да к тому же в соответствии с тогдашними Основными Законами думцы не имели права на подобные обращения. Что и дало повод для роспуска первой Думы, просуществовавшей всего 72 дня. Это произошло на следующий день после того, как главой правительства стал Петр Столыпин.

 

В целях поднятия своего авторитета думцы постоянно муссировали вопрос об отчуждении помещичьих земель. Лозунг «земля – крестьянам!» был в ту пору красив, популярен, хотя с точки зрения экономической – совершенно нерационален. Дело в том, что именно крупные хозяйства давали значительную долю экспортных поставок хлеба. Их дробление лишало бы страну притока иностранной валюты. А кроме того, дробление крупных хозяйств отбрасывало бы экономику страны на десятилетия назад. Но главное – экспроприация нарушала принцип священности и нерушимости частной собственности, который российское правительство защищало всеми силами.

 

Сорокачетырехлетний Столыпин был действительно «новым человеком». Он никогда не толкался на придворном паркете, не принимал участия в дворцовых интригах; до своего назначения министром внутренних дел он занимал должность саратовского губернатора и много думал над судьбами российского крестьянства. По своим взглядам он был консерватором – по крайней мере он сам себя характеризовал именно так. Но его консерватизм был каким-то особым. Для него, русского патриота, был особенно значим европейский консерватизм, на который Столыпин часто ссылался даже в письмах Николаю II. Этот консерватизм (под которым понимаются спокойствие и устойчивость общества, а также взаимная ответственность в отношениях общества и власти), покоится в Европе на наличии слоя миллионов мелких и средних собственников, на том, что власть защищает эту собственность как только может, а значит, и народ-собственник готов выступить на защиту этой власти. Именно о такой России мечтал Столыпин. Но до воплощения этой мечты было еще очень далеко.

 

Новый человек

 

17 июля (по старому стилю) взбунтовался артиллерийский полк в крепости Свеаборг. На помощь ему двинулись отряды финской «красной гвардии». Но тут же сформировалась и финская «белая гвардия», давшая ей отпор. Через два дня начались убийства в Кронштадте (были убиты семьи двух офицеров, включая 90-летнюю старуху). 2 августа прошла волна убийств полицейских в Польше: погибло несколько десятков служителей порядка. Наконец, 12 августа на даче Столыпина на Аптекарском острове в Петербурге, где премьер-министр принимал рядовых посетителей, раздался взрыв. Двое неизвестных, переодевшись в жандармскую форму, бросили бомбу. 27 человек, ожидавших в приемной, погибли на месте. Еще 6 скончались от ран. От обрушения стены дома пострадали 14-летняя дочь премьера, оставшаяся калекой на всю жизнь, и трехлетний сын с няней. Сам Столыпин остался невредим просто чудом.

 

Столыпину ложно приписывали формулу: «Сначала успокоение, а потом реформы». Это не так. Успокоение и реформы должны идти рядом друг с другом. Власть должна проявить силу и решительность в борьбе с террористами, но не меньшую силу и решительность она должна проявить и в борьбе за реформы. «Не запугаете!» – эти два слова из программного выступления Столыпина облетели всю Россию. А запугать его пытались. Теракты и бунты в стране не утихали.

 

Нам нужна Великая Россия!

 

Премьер с семьей переехал в Зимний дворец, где безопасность была на порядок выше. Все случившееся только укрепило Столыпина в его главных мыслях: «Революции – отпор, стране – реформы».

 

Главным «долгоиграющим» проектом были именно реформы. Предполагалось осуществить переход к свободе вероисповеданий, законодательному закреплению неприкосновенности личности и гражданского равноправия, ввести обязательное государственное страхование для рабочих и единую систему подоходного налога для всех подданных империи, отменить все ограничения для еврейского населения. Правительство кроме того желало инициировать общественную деятельность по созыву нового церковного Собора.

 

Уже в конце августа 1906 года в прессе появилось два исторически важных документа: обширная законодательная программа нового правительства и положение о военно-полевых судах.

 

Новый премьер очень надеялся на вторую Думу. Избирательная кампания началась в конце ноября 1906 года. Но за столь короткий срок в российском обществе не могли сорганизоваться активные силы, защищающие линию нового премьера. Лишь некоторые авторитетные общественные деятели вроде Александра Гучкова – крупного предприниматели и политика – безоговорочно встали на его сторону.

 

Гораздо сложнее было принять закон о военно-полевых судах. Современники раскололись в своем отношении к ним. Историки спорят о них и по сей день. Но Столыпин говорил, что кровь на руках врача и кровь на руках палача – это разная кровь. Принятие положения о военно-полевых судах было выбором между двумя решениями: очень плохим и ужасным. Но Столыпину пришлось действовать как на войне. А на войне хороших решений не бывает.

 

Заканчивался 1906 год. Столыпин был полон надежд. Он, разумеется, не знал, что его ждут интриги, растущее недоверие Николая II, а в конечном итоге – пуля провокатора-террориста. Он еще не знал, что его ждет. Но он жил и работал во имя Великой России. И Россия с благодарностью помнит его по сей день.

 

Но вопреки всему, исподволь, Столыпин готовил свою главную реформу – реформу земельной собственности, которая была обнародована 9 ноября 1906 года. Сутью этой реформы было разрушение старой общины и предоставление активным, деятельным, работящим и непьющим людям возможности получить землю в собственность и зажить своим умом. В истории российской свободы это был огромный шаг. Когда премьеру говорили, что будут крестьяне, которые получат землю и пропьют ее, Столыпин отвечал: его интересуют именно те, кто останется на земле и будет работать. Ведь что бы не случилось – будущее России в их руках.

 



 

Загадка «гроба Багратионова». На струнах души. Новая школа на Курляндской. Удастся ли продлить «Хлебное» соглашение?. Алла Манилова – новый вице-губернатор. Событие года. Медведева принимали радушно.

 

На главную  Звезды 

0.0052
Яндекс.Метрика