На главную  Анализ 

 

«Не прикасайся к Помазаннику Моему!». В конце марта 1866 года ровно в 12.00 пополудни из вагона второго класса поезда Москва – Санкт-Петербург вышел худой и бледный молодой человек в поношенной одежде. Из пестрой толпы пассажиров его выделяло, пожалуй, только одно: лихорадочно горящие глаза. Он прибыл в столицу империи с небывалой целью: убить царя. Звали юношу Дмитрий Каракозов…

 

Гуляя сегодня в Летнем саду, немногие знают, что раньше у его входа стояла красивая часовня, снесенная в 30-х годах. Ее поставили там в память «о чудесном спасении» императора Александра II при покушении на него террориста Каракозова. Террориста-неудачника повесили, а знаменитым после покушения стал костромской крестьянин Комиссаров. Как и почему это произошло?

 

4 апреля 1866 года царь с племянником и племянницей гулял в Летнем саду. Любопытно, что в те времена никакой особой охраны у императора огромной страны не было. Поэтому когда он вышел на набережную и хотел садиться в коляску, московский гость, с трудом протолкавшись сквозь густую толпу зевак, сумел приблизиться к царю и выстрелить в него из револьвера. Но не попал. В руку ему ударил находившийся рядом костромской крестьянин Осип Комиссаров, и пуля прошла мимо.

 

Рука Всевышнего

 

Террорист из «Ада»

 

Разъяренный народ набросился на «нигилиста» и начал зверски его избивать. С трудом отбив молодого человека, полицейские доставили его в участок. Там и выяснилось, что речь идет о недоучившемся студенте из дворян Дмитрии Каракозове. Его тут же судили и приговорили к смерти. Уже через четыре месяца Каракозов был повешен на Семеновском поле при огромном стечении народа.На месте покушения сразу же была возведена временная деревянная часовня, а летом начата постройка каменной по проекту придворного архитектора Р. Кузьмина. На фронтоне бронзовыми буквами выложили надпись: «Не прикасайся к Помазаннику Моему».

 

Он сообщил, что мысли «о воле» ему внушили в подпольном кружке «Организация», который возглавлял его двоюродный брат Николай Ишутин. Заговорщики считали, что в России «надо сделать социализм» путем революции. Для этого они создали особую группу «Ад». Однако убить царя Каракозов решил по собственной инициативе. Но после ареста струсил, стал просить о помиловании, ссылался на то, что на убий­ство решился под влиянием «психической болезни», а перед тем как пойти «на дело», выпил стакан водки. Однако Александр II на прошении о помиловании собственноручно начертал: «Лично в душе своей давно простил ему. Но как представитель Верховной власти я не считаю себя вправе прощения подобного преступника».

 

Но откуда он взялся, этот террорист? Полиция быстро установила, что Каракозов приехал из Москвы специально для того, чтобы стрелять в царя. До этого был дважды исключен из университета: сначала из Казанского, а потом из Московского. В кармане у преступника нашли самодельную листовку, где он писал, что если убьет царя, «помещики, вельможи и другие богатеи струсят – и тогда-то будет настоящая воля». Да и сам арестованный на допросах не запирался.

 

Выстрел Каракозова вызвал в России настоящую бурю. Но не ту, на которую рассчитывали члена кружка «Ад». Это была волна народной любви, сочувствия к императору, патриотизма и яростного негодования по отношению к тем, кто посмел поднять руку «на помазанника Божия». В Мариинском и Большом театрах беспрерывно шла опера Глинки «Жизнь за царя», которую начинали и заканчивали гимном «Боже, царя храни». Публика была в трансе. Даже актеры, игравшие роли поляков, в конце спектакля срывали с себя польские кунштуки, выходили на сцену, становились на колени и хором, вместе со всем залом громко пели гимн.

 

Боже, царя храни!

 

Сам Николай Некрасов посвятил ему патриотиче­ские стихи:

 

Волна благодарности и подарков обрушилась на растерявшегося Комиссарова. Его тут же возвели в дворянство, царь лично принял его, наградил деньгами и велел подарить имение. Со всех сторон ему слали ценные дары, шли денежные переводы. Особую пикантность истории придавал тот факт, что Комиссаров был родом фактически из тех же мест, что и Иван Сусанин.

 

В шоке от покушения был Федор Достоевский. Вбежав к поэту Аполлону Майкову, он с порога закричал: «В царя стреляли!» – «Убили?» – с ужасом спросил Майков. «Нет, – ответил Достоевский. – Но ведь стреляли, стреляли!»

 

Сын народа! Тебе пою!Будь славен ты много и много…Ты велик, как орудие Бога!

 

Ишутин и другие члены его кружка были арестованы. Главаря «Ада» тоже приговорили к смертной казни, но отменили ее в самый последний момент, когда на шею уже была наброшена петля. Ишутин не вынес этого испытания и сошел с ума в Шлиссельбургской крепости.

 

У литературоведов есть версия, что не случайно героя его знаменитого романа зовут Алеша Карамазов. Аналогия с Каракозовым более чем явная. Поговаривали, будто Достоевский хотел написать продолжение «Братьев Карамазовых», где Алеша становится революционером и погибает на виселице.

 

Однако власти гайки закрутили туго. Помимо других мер, студентам было запрещено носить длинные волосы и синие очки, что делало их похожими на ненавистных нигилистов. А девушкам, наоборот, запрещалось носить короткие прически.

 

Про Комиссарова, получившего к фамилии приставку «Костромской», в советские времена писали, будто он под конец жизни спился. На самом же деле спаситель царя поселился в дарованном ему имении, где занялся пчеловодством и садоводством.

 

На месте покушения сразу же была возведена временная деревянная часовня, а летом начата постройка каменной по проекту придворного архитектора Р. Кузьмина. Ее закладка состоялась 1 сентября того же года, но вскоре работы замедлились, потому что из Италии не прибыл серый мрамор для облицовки. Снаружи на фоне этого камня эффект­но выделялись гирлянды, сделанные из мрамора белого цвета. Внутри зодчий использовал разноцветный мрамор, лабрадор и лазурит. Пол тоже был выложен из цветного мрамора, крыша сияла золоченой бронзой.

 

Часовня

 

Внутри в беломраморном киоте стоял большой образ св. Александра Невского, по сторонам размещались два креста, составленные из поднесенных икон. Часовня обошлась казне в 67 тыс. рублей.

 

На фронтоне бронзовыми буквами была выложена надпись: «Не прикасайся к Помазаннику Моему».

 

Вскоре после 1917 года часовня была закрыта, в 1925-м через нее сделали проход в Летний сад, а в сентябре 1930-го ее снесли как «антихудожественную». Через два года на решетке сада на этом месте появилась доска, напоминающая о покушении террориста, которую удалили в начале 1990-х.

 

В пасмурный день, ровно через год после покушения, из Казанского собора вышел крестный ход. Около часовни уже находилась царская семья и с ней Комиссаров-Костромской. При громе пушек Петропавловской крепости митрополит Исидор освятил часовню и отслужил молебен.

 



 

Музыка для Мастера. Парниковый период. Хрущевки поменяют на комфортное жилье. Наводнений скоро не будет. Агенты, работающие на русских. Музеи «впадают в детство».

 

На главную  Анализ 

0.0565
Яндекс.Метрика