На главную  Анализ 

 

«Молчи, скрывайся и таи…». Знаменитый поэт жил в нашем городе возле армян­ской церкви, где установлена мемориальная доска, и похоронен тоже в Петербурге. Все знают его знаменитое «Умом Россию не понять…» и, может, еще два-три стихотворения. Но в чем же здесь загадка? Наверное, она в том, что Тютчев поэтом сам себя никогда не называл, а многие написанные им и знаменитые сегодня стихи были опубликованы только после его смерти. Он служил дипломатом, потом стал цензором, тайным советником, блистал остроумием в светских салонах, самым непосредственным образом влиял на внешнюю политику Российской империи, был, по сути, как бы сегодня сказали, бойцом невидимого фронта. Причем в самом буквальном смысле, в чем мы убедимся ниже.

 

Некрасова и Тютчева называли самыми загадочными поэтами в русской литературе. Некрасова – понятно почему. До сих пор никак не могут понять, как этот страстный игрок в карты и холодный, расчетливый делец смог создать непревзойденные образцы гражданской лирики. А вот почему Тютчева? Что мы знаем о нем сегодня?

 

Родился Федор Тютчев в 1803 году в селе Овстуг Орловской губернии в небогатой, но родовитой дворянской семье. Получил домашнее образование под руководством Семена Раича, впоследствии учителя Лермонтова. Делал успехи, уже в 13 лет переводил с латыни оды Горация. Учился в Московском университете, после его окончания получил «распределение» в Коллегию иностранных дел и в возрасте 18 лет отправился на работу в российскую дипмиссию в Мюнхен.

 

Разведчик по наследству

 

А Тютчев стал разведчиком еще и по наследству. Один из его предков Захарий Тютчев был послан Дмитрием Донским в стан к Мамаю с деликатными поручениями. А другими словами, на разведку в тыл к неприятелю и сумел самым блестящим образом выполнить задание. Тем же самым занимался 20 лет в Германии, а еще и в Турине и Федор Тютчев: регулярно слал донесения в Петербург, беседовал с информаторами, анализировал политическую ситуацию в странах пребывания, делал выводы и вносил свои предложения.

 

Кем был в те времена дипломат? А тем же, что и сегодня, – политическим разведчиком.

 

Местом для сбора разведывательной информации в те времена были королевские дворцы, салоны князей и баронов, светские рауты и приемы в посольствах. На них Тютчев, отличавшийся блестящим красноречием и редким остроумием, чувствовал себя как рыба в воде. Кроме того, он был в Германии как бы и вообще «своим», женившись на девушке из родовитой немецкой семьи Элеоноре Петерсон.

 

Он был «на дружеской ноге» не только с королями, местной знатью, но и с Гейне и другими корифеями европейской культуры. И следовательно, знал очень и очень много, был в курсе всех европейских интриг, самых тайных заговоров и самых глубоких стратегических замыслов.

 

А вот своему литературному творчеству, благодаря которому мы помним о нем и сегодня, Тютчев не придавал большого значения. Был гениальным русским поэтом и сам этого не знал. Часто терял рукописи или вообще их сжигал, как мусор. Сложение стихов было для него лишь способом самовыражения. Приятели убедили его послать некоторые из них для опубликования в Россию, что он и сделал. Но подписывал их только инициалами. Многие, в том числе и самые известные стихотворения были опубликованы только после его смерти.

 

Неизвестный поэт

 

Встреча с Бенкендорфом

 

Если бы не Некрасов, обративший на Тютчева внимание в своей статье «Русские второстепенные поэты», то его, наверное, при жизни в этом качестве вообще бы не заметили.

 

Глядел я, стоя над Невой,Как Исаака-великанаВо мгле морозного туманаСветился купол золотой.

 

В Петербург Тютчев вернулся в 1844 году и поначалу впал в опалу, томился по теплому югу.

 

Молчи, скрывайся и таиИ мысли, и мечты свои…

 

Все изменила его встреча с могущественным шефом Третьего отделения Бенкендорфом. Он изложил ему свои политические взгляды, и они Бенкендорфу понравились. Понравились они и царю Николаю. Тютчев был назначен чиновником по особым поручениям при госканцлере, а потом председателем иностранного цензурного комитета.Поэт во главе цензурного ведомства?! Да, он был чиновником, служил государству, России. Служил верой и правдой и всю жизнь был пламенным русским патриотом. Но был еще и тонким дипломатом, а следовательно, разведчиком и очень осторожным человеком. Не случайно именно он написал:

 

Ответ маркизу

 

Как тут не вспомнить Штирлица – Тихонова, в одиночестве молча пекущего «русскую» картошку в камине своего особняка в Германии!

 

Мало того, он предсказывал возможность появления в Германии фашизма. Отмечал зарождение в ней чего-то такого, что «может повести Европу к состоянию варварства, не имеющего подобного себе в истории мира».

 

Тютчев долго жил за границей и лучше многих понимал, как на самом деле относятся в Западной Европе к России. «Единственная естественная политика России по отношению к западным державам, – сделал вывод он, – это не союз с той или иной из этих держав, а разъединение, разделение их. Ибо они, только когда разъединены между собой, перестают быть нам враждебными – по бессилию. Эта суровая истина, быть может, покоробит чувствительные души, но, в конце концов, ведь это же закон нашего бытия».

 

Россия, освободившая Европу от наполеоновского господства, писал по этому поводу Тютчев, подвергается ныне по-стоянным враждебным нападкам европейской печати.

 

В те годы русское общество было шокировано появлением на Западе книги «Россия в 1839 году» французского маркиза де Кюстена. В этой книге тот в ответ на щедрое русское гостеприим-ство изобразил нашу страну с ненавистью и презрением, а заодно ненароком выдал тайные планы Запада против России. «Этот коварный замысел, – проговорился болтливый маркиз, – берет свое начало от эпохи Наполеонов. Прозорливый корсиканец видел опасность, грозящую Европе от растущей мощи русского колосса и, желая ослабить страшного врага, прибегнул к силе идей… Он послал в Петербург под предлогом помочь осуществлению планов молодого монарха (т. е. Александра. – Прим. ред.), целую плеяду политических работников – нечто вроде переодетой армии, которая должна была тайком расчистить путь для наших солдат. Эти искусные интриганы получили задание втереться в администрацию, завладеть, прежде всего, народным образованием и заронить в умы молодежи идеи, противные политическому символу веры страны, вернее, ее правительства…»

 

Ну, а главным ответом Тютчева клеветникам стало его знаменитое:

 

Он не стал отвечать прямо де Кюстену, а написал Гюставу Кольбу, редактору влиятельного немецкого журнала: «Истинный защитник России – это история, в течение трех столетий неустанно разрешаются в пользу России все испытания, которым подвергает она свою таинственную судьбу».

 

Причем нетрудно догадаться, что он имел при этом в виду «западноевропейский ум» и такой же «аршин». Тютчев, писал Николай Погодин, был первым представителем народного сознания о русской миссии в Европе, в истории.

 

Умом Россию не понять,Аршином общим не измерить…

 

Тютчев мечтал о создании под эгидой России православно-славянской державы и считал, что «русское царство должно простираться от Нила до Невы, от Эльбы до Китая». Причем не только мечтал, но и активно этому содей-ствовал, упорно боролся против антирусских сил, был убежден во всемирной судьбе России, верил в ее особый путь развития. При этом он считал, что Россия вовсе не противостоит Западу, а является его «законной сестрой», живущей только «своей собственной, органичной и самобытной жизнью».

 

Особый путь

 

Мужайтесь, боритесь,О славные други,Как бой ни жесток,Ни упорна борьба.

 

Тютчев стал близким другом канцлера Горчакова, внушал ему свои идеи, а тот доносил их до царя. Бенкендорф поручил Тютчеву проводить работу по созданию на Западе позитивного образа России. По сути, именно Тютчев стал первым в российской истории организатором контрпропаганды на заграницу в ответ на потоки лжи и клеветы, еще тогда лавиной обрушавшихся на нашу страну. До последнего дня своей жизни он верил в торжество правды и справедливости, упорно боролся за интересы России. Это же завещал и нам, потомкам:

 



 

Задушили согласованиями.... Дельфины не продаются!. В Греции все есть. Любите ли вы театр?. Автомобильная лихорадка. Юнис Лукманов: «Ищем активных жильцов». Быть инженеру солдатом?.

 

На главную  Анализ 

0.0415
Яндекс.Метрика