На главную  Анализ 

 

Дух Петра Великого. Кстати, он почему-то попросил называть его не Павлом, а Пашей или же Павлом Петровичем. Предыстория выбора места учебы у Паши такая: хотел быть летчиком-истребителем, но палки в колеса вставили дотошные медики. Обидно, однако же снижать планку в выборе жизненного пути Павел Петрович не собирался. Поэтому предложение военкома о флоте, да еще о подводном, сразу привлекло романтического юношу.

 

– Я просто ткнул пальцем в список училищ, предложенных военкомом, и выбор пал на Морской корпус имени Петра Великого. Он убедил, что там можно получить достойную профессию для мужчины – офицера-подводника, – начал рассказ курсант-четверокурсник Попов.

 

– Конечно, я поначалу удивлялся всему. Судите сами: родился в Ставропольском крае – впору хлеборобом стать. В семье о флоте, о море никогда не говорили. Я с отцом уже яблоневый сад посадил. И вдруг – Питер, мор­ская форма... Да и сам Морской корпус, что на набережной Лейтенанта Шмидта, со своей богатейшей историей меня поразил, – вспоминает курсант.

 

Отличнику учебы, победителю многих математических олимпиад Попову не составило труда сдать вступительные экзамены и стать курсантом одного из факультетов, готовящих специалистов для субмарин.

 

Первый шаг в службе

 

Там будущие подводники проводят первый год учебы. Со второго курса эти ребята переезжают жить и учиться в корпуса бывшего Училища подводного плавания имени Ленинского комсомола, где и ныне под новым названием сохраняются старые добрые традиции «Ленкома».

 

В результате был создан Санкт-Петербургский военно-морской институт. А в 2001 году в связи с 300-летием военного образования в России постановлением правительства институту было присвоено название «Морской корпус Петра Великого – Санкт-Петербургский военно-морской институт».

 

В 1998 году произошло объединение Высшего военно-морского училища имени М. В. Фрунзе и Высшего военно-морского училища подводного плавания имени Ленинского комсомола, которое до этого полвека готовило штурманов для субмарин и специалистов по боевому использованию подводного оружия.

 

Для кого-то Морской корпус стал первым шагом в морской службе, кому-то помог найти иное поприще. Офицерское достоинство никогда не определялось чинами и достатком, тем более зазорно было использовать их как аргумент в отношениях с другими людьми. Первые годы на флоте гардемарины служили наравне с матросами, выполняя самую тяжелую работу.

 

Дух Петра Великого жил в этих стенах всегда. Как и выставленное здесь скульптурное изображение государя. Император как бы стоит на носу корабля, всматривается в горизонт, голова его высоко поднята. Чувствуется устремленность в будущее и вера в свои силы. На нем – мундир Преображенского полка (одного из «потешных»). Одежда царя символизирует тягу к великим делам, что поселяется в человеке именно в молодые годы.

 

Первые морские мили Паша Попов прошел с товарищами на учебном корабле «Смольный». Казалось бы, по нынешним меркам поход был не ахти каким дальним по расстоянию и длительным по времени, но дал курсантам отменную морскую практику. Согласитесь, есть разница, например, вести прокладку курса корабля в учебном классе или в море на настоящем корабле, да еще вдали от родных берегов.

 

Прокладка курса

 

Близнецы

 

Паша – человек устремленный. Старается ухватить от жизни все, в хорошем смысле слова: и посмотреть новый спектакль в любимом театре, есть у него такой в Питере, и прочесть интересную книгу, и блеснуть оригинальными решениями задач на очередной математической олимпиаде…

 

– Недавно я ногу сломал, – рассказывает Константин, – но уже поправился и вышел на зарядку, делаю упражнения, бегаю. Подходит ко мне начальник факультета и озабоченно спрашивает:

 

Старшина 2-й статьи Константин Кучер приехал учиться с братом-близнецом Сергеем. Друзья различают их иногда лишь по походке да по тембру голоса. А командиры, преподаватели до сих пор путают.

 

Ребята хохочут. Пришлось признаться, что «брат» – это он. И таких курьезов происходит немало.

 

– Как нога у брата, срослась?

 

Династии на флоте уважают

 

– «Повезет» кому-то, – шутят однокурсники, – если братья Кучер попадут служить на один корабль.

 

– С будущей профессией определились, как только подошли к воротам КПП тогда еще знаменитого «Ленкома», где учился брат. Мы приезжали навестить его, – за себя и за брата пояснил Константин.

 

Костя и Сергей приехали учиться из поселка Гаджиево, где находится одна из баз подводных лодок Северного флота. Родились в семье прапорщика. Первым офицером-подводником в их семье стал старший брат. Он уже капитан-лейтенант, служит подводником на Северном флоте.

 

Выпускник Нахимовского училища старшина 1-й статьи Валентин Комиссаров на флот пошел также по стопам брата, но стать подводником его больше надоумил мичман Волчек. Бывший североморец много рассказывал нахимовцам о покорителях морских глубин. Слушали его юные моряки, раскрыв рты, потому что истории старого служаки были полны флотского юмора и житейской мудрости, были настолько интересны, что не могли никого оставить равнодушным.

 

– Надо сказать, пример отцов, старших братьев – характерная особенность для нашего флота. Династии приветствуются. Как правило, эти ребята осознанно выбрали службу. Они знают, что такое жить в гарнизоне, явно не в райских условиях – видели, как проходит служба отцов. У них больше ответственности, они дорожат честью, которую заслужили их родственники, стараются никоим образом не замарать фамилии, – считает старший преподаватель кафедры кораблевождения капитан II ранга Владимир Шариков.

 

– Я стремлюсь не просто стать хорошим офицером-специалистом, а всерьез мечтаю о командирском мостике, хочу в будущем командовать подводным крейсером стратегического назначения. И этим, поверьте, грезят большинство из нас, – не скрывает Валентин Комиссаров.

 

Мечта о командирском мостике

 

– После выпуска мечтаю попасть на современную подводную лодку, чтобы она не стояла у пирса, обрастая ракушками, совершать океанские походы, нести боевую службу, выполнять стрельбы, поиски, слежения, то есть заниматься тем, к чему нас здесь целых пять лет готовят.

 

Как бы в подтверждение его слов петербуржец старшина 1-й статьи Юрий Пашовкин, сын офицера-подводника, добавляет:

 



 

Александр Чернушенко: Во славу русской музыки. А кто работать будет?. Со стадионом попрощались. На канале Грибоедова и на 3-й Советской — ремонт. Стоимость проезда изменится. Строительство отменили. Почему?. Что ждать Западу от Медведева?.

 

На главную  Анализ 

0.0136
Яндекс.Метрика