На главную  Анализ 

 

Ирина Паукшто: «Не повторяйте моих подвигов!». –Я всегда чувствовала, что меня кто-то или что-то ведет по жизни. Оберегая от ошибок и направляя по нужной – не всегда самой прямой – дороге. Может, это – судьба, я, кстати, в нее верю, может, мои ангелы-хранители. Экраном я действительно «болела» с детства. Но на ТВ попала не сразу. И слава богу! Правда, это я поняла позже. Работа в кадре требует определенного жизненного багажа, надо иметь что сказать людям. А что касается любви зрителя, то ты либо «прошибаешь» экран – и ты любим, либо не «прошибаешь» – и ты никто! Для этого потребовалось немало лет. Это и работа редактором в издательстве ЛГУ, и марафон прямых эфиров на «Радио Балтика», потом – спецвыпуски на «Маяке», программы на Радио России, Петербургском радио и, наконец, телевидении.

 

Многие мечтают попасть на телевизионный экран. У большинства это так и остается лишь мечтой, только единицы добиваются успеха. Ирина Паукшто, ведущая информационной программы «Вести+» на телеканале «Россия», с детства знала, что будет «сидеть в телевизоре». И теперь там работает, но считает, что «дети важнее…»

 

– Это вообще отдельная история! Мой путь в профессию – это Сергей Юрский. У него был творче­ский вечер в Капелле. Я набралась смелости и позвонила ему. Представилась корреспондентом, хотя на тот момент работала в издательстве, раздобыла диктофон и пошла на встречу, трясясь от страха. Юрский принял меня, как английскую королеву. Я даже сначала думала, что он меня с кем-то перепутал. Мы проговорили часа полтора. Он читал мне стихи, рассказывал о себе да еще по моей просьбе наговаривал на диктофон отдельные крылатые фразы из своих киноролей. Встреча с Юрским во мне все перевернула.

 

– А вы помните свое самое первое интервью, с чего начался путь в профессию?

 

– Принято считать, что телевидение очень корпоративно, и, чтобы попасть в кадр, нужны «правильные» связи.

 

Я поняла, что должна работать по своей прямой специальности, ведь я закончила кафедру радио и телевидения факультета журналистики ЛГУ. В общем, я ушла из издательства на радио и началась настоящая журналистика. Она подарила мне еще много удивительных встреч: Янковский, Горбачев, Хворостовский, Аникушин – это лишь некоторые из героев моих радио- и телепрограмм.

 

– Программа «Вести+» отличается от других выпусков новостей оригинальной подачей материала – в каждом выпуске собрано все самое интересное, что произошло за день в Петербурге, России и мире. Зачем нужно было объединять «местные» и «центральные» новости?

 

– Ничего подобного! Как раз благодаря связям я туда после окончания университета и не попала. Хотя в студенческие годы не вылезала из музыкальной редакции Ленинградского ТВ. Так что я попала на ТВ без «правильных связей», причем тогда, когда уже особо и не хотела туда попасть. Мне было очень комфортно на радио. Но у нас была «команда», и мы с Антоном Губанковым (сейчас он возглавляет информационную службу телеканала «Россия-СПб») ушли «поднимать» информацию на Пятом канале, потом было российское ТВ.

 

– Телезрителям нередко кажется, что работа диктора – сплошное удовольствие. Прочитал новости по бумажке, улыбнулся в камеру – вот и вся работа…

 

– Я думаю, все дело в том, что свои ведущие ближе региональному зрителю. Ведь новости, которые приходят из Москвы, мы всегда даем в увязке с нашими петербургскими событиями. Мы отслеживаем все события, выбирая главное. Причем всегда адаптируем оригинальные «московские» тексты к нашей, петербургской, стилистике. Думаю, смысл в том, чтобы каждый регион, где выходят «Вести+», привнес свой колорит. Телеканал «Россия» делает высокую ставку на региональные новости, такой развитой сети нет ни на одном центральном канале. Это «фишка» телеканала «Россия»!

 

Я никогда не считала себя звездой – моя работа точно такая же, как любая другая. А тем, кто думает, что сидеть в телевизоре очень просто, предлагаю – приходите, попробуйте! Тогда и поговорим…

 

– Минуточку! Давайте сразу разберемся: диктор – это человек, который читает чужие тексты, а ведущий – прежде всего журналист, он пишет тексты сам! Везде нужно быть профессионалом.

 

– Ученые считают, что во время прямого эфира ведущий находится в предынфарктном состоянии. Какие чувства испытываете вы?

 

Помимо умения работать на камеру, нужно перелопачивать горы материала, чтобы быть в «информационном поле». Я прихожу на работу к 7–8 вечера, но смотрю дома все новости, читаю прессу. С другой стороны, хорошо, если наша работа кажется простой. Это значит, что ведущему в кадре комфортно и он не выглядит уставшим, несмотря на тот объем работы, который выполнил.

 

– Работа в прямом эфире – это особая статья. ЧП во время эфиров случались?

 

– Великий Аркадий Райкин говорил, что всю жизнь, выходя на сцену, он ощущал душевный трепет. И считал, что если этого не было бы, не было бы его как артиста. Обязательно должен быть драйв. Прямой эфир – это наркотик. Я всю жизнь в прямом эфире и работать в записи ужасно не люблю. Такое чувство, что я обманываю своего зрителя.

 

– Ваша работа отнимает много времени. На домашних силы остаются?

 

– В Петербурге я, наверное, человек номер один по части эфирных происшествий. Например, в день, когда взорвалась труба рядом с Северной ТЭЦ, эфир «Вестей+» был очень поздно. Перед нами шел футбольный матч, и выход перенесли на час ночи, поэтому единственный раз в жизни начальство разрешило записать выпуск. И вот мы все записали и разъехались по домам, и тут мне звонят и говорят, что произошел этот взрыв. Я доехала из Лисьего Носа до редакции за 15 минут! Бросила машину открытой у студии. На бегу одевалась (грим чудом смыть не успела) и придумывала себе текст. Редактор «Вестей+» Николай Вдовин успел отправить корреспондента на место ЧП – тот даже вышел в прямой эфир по телефону. В общем, мы победили, но решили: больше никаких «записанных эфиров» – себе дороже!

 

– Хочется, чтобы дети пошли по вашим стопам?

 

– Конечно. Успеваю еще и готовить, и уроки у дочки проверять. Я такой человек, что не могу выбирать между домом и работой. Мне нужно все и сразу – типичный Овен! Я даже в декрете ни разу не была, хотя у меня двое детей. За пять дней до родов сидела в эфире, а через месяц после рождения дочки уже была на работе. Не повторяйте моих подвигов! Дети главнее!

 

– Через несколько дней, 22 марта, у вас день рождения. Как вас поздравляют коллеги и близкие?

 

– Дочка сейчас учится в седьмом классе и последние года два мечтает стать врачом-косметологом. На вопрос, а не хотела бы она, как мама, работать на ТВ, отвечает: «Нет, это очень сложно!» Хотя дети у меня непредсказуемые. Сын Юрий всегда хотел быть юристом, поступил на юрфак, через неделю забрал документы и пошел на журфак на отделение пиара. Для нас это было неожиданно. Но сын очень доволен своим выбором, сейчас работает в Москве в крупной западной компании.

 

В этом году день рождения выпадает на субботу, и сюрприз готовят домашние. В нашей семье любят шумные застолья, с романсами под звуки домашнего фортепиано, даже мой брат из Америки прилетает. Что будет на этот раз, пока не знаю, но подарки всегда получаются неожиданными. Например, однажды меня посадили в самолет и увезли в Германию, в Баден-Баден.

 

– Поздравляют много и тепло, даже горячо! У нас – очень дружный коллектив. Один раз Антон Губанков прямо во время эфира зашел в студию с огромным букетом цветов, я была в шоке и телезрители, наверное, тоже. Такое запоминается на всю жизнь!

 



 

Всесилие и бессилие. Коллективу ООО «ЛУКОЙЛ-Северо-Западнефтепродукт». Миллиард – на отдых детей. Нам халтура не нужна!. Музей под… лодкой. Еще раз о «ведрах с гвоздями». Зенит пригласил Зе Роберту.

 

На главную  Анализ 

0.0125
Яндекс.Метрика