На главную  Анализ 

 

Столица наших душ. В эмигрантской литературе в 20-е годы прошлого века проблематика «Москва-Петербург» оживленно обсуждалась в том смысле, что перенос столицы означал возврат к допетровским временам, к той поре, когда Россия развивалась на основе традиций, заложенных в эпоху монгольского ига. А главной из этих традиций является воспринятое Москвой от империи Чингисидов абсолютное единовластие самодержца. Эмигрантские мыслители таким образом пытались провести параллели между властью большевиков и Батыевым нашествием.

 

На минувшей неделе почти незамеченной оказалась одна юбилейная дата: девяносто лет назад, 12 марта 1918 года, большевистское правительство переехало в Москву. Тем самым была прервана имперская традиция, заложенная Петром Великим.

 

Для сегодняшнего Петербурга «дух столичности» – это дух подъема и продуктивного развития. В этом отношении перевод в наш город Конституционного суда важен не сам по себе, а как символ, как признание роли Санкт-Петербурга, его места в общероссийском возрождении. Москва остается признанным административным центром, но Петербург должен продолжить борьбу за расширение круга столичных примет. Мне глубоко симпатична идея сделать наш город своего рода столицей научной и художественной жизни. Почему бы не поддержать уже раздававшиеся предложения вернуть в Петербург Академию наук и Академию художеств, сделать Северную столицу местом расположения президиумов этих двух академий? Ведь они были основаны и существовали даже в первые годы советской власти именно здесь, у нас.

 

Сегодня эти идеологические конструкции ушли в прошлое, стали историей. Но у нас, в Санкт-Петербурге, сегодня одной из популярнейших тем для обсуждений является возвращение городу его исторических, столичных функций. У этого процесса есть свои сторонники и свои противники. Первых больше, вторых – много меньше. Но вторые громогласней и истеричней. Если вдуматься, то это меньшинство отражает укоренившуюся за советские десятилетия психологию провинциальности и униженности. Но эта психология весьма удобна: ворчи, вечно будь всем недовольным, но при этом ничего не делай, ни за что не отвечай. Такая «псевдопетербургская» психология является отражением комплекса неполноценности. Культивирование подобной психологии ведет даже не к консервации униженного положения Петербурга, а прямым путем к деградации и регрессу.

 

Скажем откровенно: разве можно было себе представить лет десять назад, что самые крупные архитекторы мира будут становиться в очередь, соревноваться друг с другом за право проектировать для Петербурга? Разве это не показатель подлинной привлекательности нашего города? А ведь его дух как раз в том и состоит, чтобы сочетать общемировое и общероссийское начала в единое, органичное целое.

 

Более того, серьезные исследователи утверждают, что подлинный подъем России невозможен без определенной децентрализации. России нужны своего рода региональные столицы, имеющие общероссийское значение. К таким проектам можно отнести попытку возрождения Владивостока, причем на совершенно новых, современных началах. Олимпийский Сочи – из этого же числа. А еще есть Калининград и Екатеринбург, Нижний Новгород и Новосибирск. Все это – наши общие столицы. Но Россия всегда будет помнить, что в ХХI веке российское Возрождение началось с Петербурга.

 



 

Отражение стиля. «Берлинская стена» на Пискаревском. Ангельский голос. «Граф Монте-Кристо» по-советски. Гибельный март Михаила Булгакова. Адресат – человечество. Жилье в кредит идет нарасхват.

 

На главную  Анализ 

0.0122
Яндекс.Метрика