На главную  Анализ 

 

Игорь Пузанов: беречь солдата!. – Игорь Евгеньевич, обычно военные люди, а особенно такого высокого ранга, окружены неким ореолом таинственности. В связи с этим вы не могли бы рассказать о себе?«Солдаты моего полка не были поражены и характерными для того региона заболеваниями – тифом, гепатитом и другими. Секрета нет – думал на той войне прежде всего о людях. В документах по Афгани­стану действительно отмечается, что 149-й гвардейский полк вышел из войны с наи­меньшими потерями.»

 

Командующий войсками Ленинградского военного округа генерал армии Игорь Пузанов дал нашей газете эксклюзивное интервью, в котором рассказал о себе и о проблемах современной армии.

 

Окончил Омское высшее общевойсковое командное училище. В службе, считаю, мне повезло: она всегда проходила в частях постоянной готовности, то есть там, где над всем превалировала боевая подготовка. Командовал взводом, ротой, батальоном. Потом учился в Военной академии имени М. В. Фрунзе. После ее окончания был начальником штаба полка в Прикарпатском военном округе. Позже принял полк.«Сейчас в армии очень благоприятная конъюнк­тура для продвижения. И тот, кто будет служить не за страх, а за совесть, кто будет помнить о том, что он работает с людьми, то такой человек обречен на успех. Генеральские погоны его найдут сами!»

 

– Честно говоря, ничего «таинственного» в моей жизни нет. Родился 31 января 1947 года в Тюмени, в семье военнослужащего, поэтому особой проблемы в выборе профессии у меня не было. Все детство – вереница переездов, и учился я в тех местах, куда получал назначение отец.

 

После трех с половиной лет войны был назначен командиром дивизии в Сибирском военном округе. Затем были учеба в Военной академии Генерального штаба, служба в Прибалтийском военном округе на должности начальника штаба 11-й гвардейской армии в Калининграде. Командовал армией на Северном Кавказе, после чего занимал должность первого заместителя командующего войсками Московского округа, потом возглавил столичный округ. С 2001 года – статс-секретарь – заместитель министра обороны России.

 

В декабре 1979 года с началом афганских событий мой 149-й гвардейский мотострелковый полк в полном составе был передислоцирован на станцию Термез, в Туркестан, где вошел в состав 201-й мото­стрелковой дивизии. И буквально с марша – в Афганистан. Там же стал через некоторое время заместителем командира этой дивизии.

 

– А теперь о делах текущих. Российская армия переходит на новые принципы комплектования. Какова ваша оценка этого процесса?

 

С марта 2005 года являюсь командующим войсками Ленинградского военного округа, что считаю для себя большой честью, и искренне рад, что эту должность доверили мне. Женат. Жена у меня много лет проработала врачом-педиатром, сын – прокурор.

 

Другой разговор – насколько государство экономически способно содержать полностью профессиональную армию. На сегодняшний день такая армия фактически одна, это армия США. Во всех других принцип комплектования в основе смешанный.

 

– Происходит очень значимый этап – переход на смешанное комплектование войск: на контрактной основе и по призыву. Процесс, на мой взгляд, является объективным, своевременным, позитивным и соответствующим мировой тенденции. Потому что профессионализация армии – это естественный процесс, и мы никуда от него не уйдем.

 

А если человек, решивший подписать контракт, приходит в армию на один срок, который является трехгодичным, то это всего лишь, как в недавнем прошлом, срочная служба.

 

Безусловно, есть большая разница в подготовке кон­трактника и солдата-срочника. Нужно, чтобы военный профессионал занимался этой деятельностью как можно дольше или посвящал ратному делу всю жизнь. Только тогда раскроется потенциал его и самой контракт­ной службы.

 

– Но для этого нужно заинтересовать и человека, чтобы он служил так долго.

 

Овладеть всеми основами службы возможно, но добиться высокого профессионализма во владении оружием и техникой – вряд ли. Поэтому мы очень заинтересованы, чтобы контрактник служил 15–20 лет.

 

– Но и офицерские оклады невелики?

 

– Конечно, в данный период материальная сторона кон­трактной службы является малопривлекательной. Поэтому у нас на сегодняшний день комплектование прежде всего идет за счет призыва солдат на срочную службу.

 

– Тем не менее недавно я по­знакомился со старшим лейтенантом, который призван после университета и остался служить дальше…

 

– Мое глубочайшее убеждение, что зарплата офицеров должна быть поднята как можно быстрее, минимум в 2–2,5 раза и сразу! Потому что периодические повышения денежного довольствия на 15% не достигают цели. Офицерский труд должен оцениваться адекватно с точки зрения зарплаты.

 

Все нынешнее руководство вооруженных сил США – выпускники гражданских университетов, что на их профессионализме не сказывается.

 

– Я к этому отношусь с полным пониманием. Человек во время службы нашел себя, определился в жизни, за два года службы офицер понял, что у него хорошие перспективы. Общеобразовательный уровень позволяет ему двигаться по служебной лестнице. Кстати, в армии Соединенных Штатов 70% офицеров – это те, кто прошел военную подготовку в системе университетского образования.

 

– Ввод войск в Афганистан выдвинул много вопросов. Но признаюсь, что всегда старательно и довольно успешно учился военному делу и стремился все знания применять на практике. Это помогало успешно разрабатывать планы боевых действий. Кроме всего, считал и считаю, что высшая оценка командиру ставится тогда, когда он, уводя на операции солдат, ровно столько же приводит обратно. Это было определяющим принципом. Поэтому, организуя боевые действия, я очень внимательно прорабатывал и все вопросы их обеспечения, чтобы исключить потери людей.

 

– Игорь Евгеньевич, хочу вернуться к боевым действиям. В полку, которым вы командовали в Афганистане, были самые минимальные потери. Это так?

 

– Эта тема очень острая и очень болезненная. Она по­стоянно находится в поле зрения командования округа и моем лично. Но «дедовщина» не может быть изжита только в армии. Армия – не изолированная от общества структура. Мы получаем каждые полгода молодых людей, которые 18 лет до этого воспитывались этим обществом. И вот все те «негативы» общества – улица, взаимоотношения в школе, в семье, – они полностью привносятся в нашу армейскую среду!

 

– Мне кажется, что «беречь солдата» – это не только требование войны, но и службы в мирное время. В связи с этим хочу спросить о преодолении «дедовщины» в воинских коллективах округа.

 

Негативные явления не­уставных отношений еще имеют место, и мы с ними боремся. Но подчеркиваю, что это борьба с проблемами, которые являются проблемами всего нашего общества.

 

Но в войсках все это воспринимается более обостренно, потому что у солдат в руках оружие, на них возложены особые, специфические задачи.

 

– Недавно в армии были организованы родительские комитеты. Помогают ли они командованию в воспитании солдат?

 

Сейчас солдаты-срочники будут служить всего год, и исправить молодого человека в положительную сторону за столь короткий срок будет еще сложнее. Поэтому воспитание молодежи обществом, особенно в системе среднего образования, приобретает важнейшее значение.

 

И раньше никто никогда не запрещал отцам и матерям, родственникам посещать своих сыновей, братьев, а наоборот, всегда такие приезды, посещения частей поощрялись. Ведь в принципе родительское влияние на солдата всегда позитивно. Будучи командиром взвода, роты, множество раз встречался с родителями своих подчиненных, рассказывал им об успехах сына в боевой учебе. Знакомил их с бытовыми условиями, питанием. А о служебных огрехах воинов никогда не рассказывал. Не расстраивал приезжавших гостей. Так что работа с родителями солдат и тогда, и сейчас только помогает нашему общему делу.

 

– Сама эта идея не нова. Но родительские комитеты в вой­сках не стоит понимать буквально, как родительские комитеты в школе, где родители и их чада живут в одном районе, постоянно общаются друг с другом на протяжении многих лет. А в армии солдат может быть призван с Дальнего Востока, где проживают его родители, а служить в нашем округе. И наоборот.

 

– Прежде всего, выбрать ту военную специальность, которая им ближе по интересам, по способностям, и поступить в соответствующее военное училище. Важно помнить при этом, что судьба офицера всегда непроста, но служба почетна и ответственна.

 

– О генеральских погонах мечтают многие мальчишки-петербуржцы. Что бы вы им посоветовали?

 



 

Сестрорецк немцы не занимали. Тихо! Идут занятия!. Фехтовальщиков охраняли гусары. Министры были единодушны: пора завершать строительство дамбы. Смольный ликвидирует коммуналки. Звезды, которые светят. Светофор – не друг и не враг, а... что?.

 

На главную  Анализ 

0.0092
Яндекс.Метрика