На главную  Анализ 

 

Большой прогресс. Ибо абитуриент пары последних лет вошел в историю как самый горемычный абитуриент России. Он точь-в-точь напоминал О. Бендера, писавшего сценарий для Черноморской фабрики, на которой «немой фильмы» уже не было, а «звуковой фильмы» еще не было. Старые устные формы экзаменов еще кое-где сохранялись, но их теснили письменные формы. Экзаменаторы – в шоке. Им, беднягам, непонятно, что за цель нововведений.

 

Абитуриенты петербургских вузов впервые в этом году сдают единый госэкзамен сразу по пяти предметам. Можно сказать, что им повезло.

 

С нововведениями все стало иначе, по-честному. Для того чтобы «правильно» оценить тест нужно знать шифр и сопоставить его с фамилией абитуриента. Следовательно, ключи от счастья молодого поколения переместились из кармана рядового экзаменатора в карман председателя предметной комиссии, либо еще более высокого по рангу лица. Впрочем, не стоит исключать, что рядовой экзаменатор (а именно он был обременен обязанностью «правильной проверки» того или иного теста) обратится к вышестоящему лицу с просьбой относительно и своих подопечных. Таким образом он восстанавливает свою пусть небольшую, но статусную ренту. В любом случае можно предположить, что общий объем ренты не уменьшился, но, скорее всего, распределился между меньшим количеством субъектов экзаменационного процесса.

 

Раньше было ясно. Экзаменатор имел право на получение статусной ренты, то есть на то, чтобы пристроить в вуз одного-двух «племянников». Нет, это были не банальные взятки. Но репетиторством с последующим трудоустройством в первокурсники экзаменатор мог срубить тысченку зеленых, чтоб летом съездить в Турцию.

 

В заключение один пример. В братском Казахстане электронный прием экзаменов введен давно. Все гласно, открыто: родители могут прийти в компьютерный центр и посмотреть, как мигают умные машины. Но вот там есть одно условие: первой сотне отличников выдаются государственные гранты на обучение в лучших ВУЗах. Дело престижное и выгодное. Когда российские представители, знакомившиеся с передовым казахстанским опытом, получили распечатку этой «первой сотни», оказалось: в ней – больше девяноста казахских фамилий. А затем выяснилось, что к отличникам отнесены дети и племянники казахской элиты.

 

Утверждают, что дело поправил компьютер, которому приказать проверять «правильно» нельзя. Но специалисты из центров тестирования в устных разговорах уверенно говорят, что войти в систему компьютерной проверки – можно. И чем выше уровень системы, тем легче это сделать. Самое доступное в этом смысле место – Москва.

 



 

«Почему вы курите?..». Такого еще не было. Сорок тысяч миль Игоря Спасского. Наш президент… Гавайских островов. Генплан обновили. Дни Риги. Библиотека будущего.

 

На главную  Анализ 

0.0059
Яндекс.Метрика