На главную  Анализ 

 

«Привидений под землей не встречала…». В тоннеле ветеран была спокойна и сосредоточена. Всматриваясь вперед, проверяла, изменилось ли что-нибудь за те 20 лет, которые прошли с последней ее такой поездки.Сколько новогодних ночей я отработала в метро! И, что самое интересное, в вагоне всегда были люди, с которыми я встречала Новый год, – то на «Фрунзенской», то на станции «Парк Победы».

 

Больше полувека работы под землей выдерживают не многие. А Наталья Николаевна Донская трудится в метрополитене Северной столицы вот уже 52 года, с самого его открытия, и на пенсию пока не собирается. Правда, любимую профессию машиниста из-за возраста пришлось оставить. В честь дня рождения городского метрополитена Наталье Николаевне устроили поездку в кабине машиниста по второй ветке подземки, от «Звездной» до «Гостиного Двора».

 

В тоннеле все по-прежнему, те же тюбинги и кабели. Все светофоры на своих местах, – рассказала Наталья Николаевна, ступив на платформу «Гостинки». – В наше время автоматическое ведение поезда было, но я его полностью контролировала – могла включить или отключить. А теперь «автоведение» командует машинистом. Если он слишком разогнал состав, автомат тут же снизит скорость.

 

– Коренных изменений не нашла.

 

Паровозы – любовь с детства

 

После тридцати лет, проведенных за контроллером моторного вагона метропоезда, Донская не ушла на пенсию, а освоила новую должность – кладовщика депо «Московская», где вот уже два десятилетия выдает ремонтникам запчасти и материалы.

 

– Когда я, совсем еще кроха, первый раз очутилась на паровозе, у меня захватило дыхание! Свист, клубы пара, раскаленная топка… Не паровоз, а какое-то страшное чудовище из сказки. Но по воле отца эта громадина отчего-то присмирела, плавно сдвинулась с места и начала набирать скорость! – вспоминает Наталья Николаевна.

 

Она родилась в «железнодорожной» семье: ее отец был машинистом на поезде, а дед – путевым обходчиком.

 

– Мне ответили, что девушек на отделение не принимают, – вспоминает с улыбкой Донская. – Пришлось несколько раз ходить к директору, убеждать.

 

– В 12 лет решила – буду машинистом. «Хоть я и девчонка, своего добьюсь!» – твердила Наташа и подала потом документы в Ленинградский техникум железнодорожного транспорта на отделение электротягового хозяйства.

 

Нечисть в тоннелях?

 

В конце концов он уступил моему напору. Училась без троек, старалась ни в чем не отставать от мальчишек.

 

– Сначала я работала помощником машиниста, ведь мне было всего 18, а машинистом можно стать только с 21 года, – рассказывает Наталья Николаевна.

 

Закончив учебу, Наташа прошла практику, а потом устроилась в ленинград­скую подземку.

 

– Боже мой, до сих пор не могу понять, почему я была таким счастливым человеком! Каждый день ходила на работу с удовольствием. А после отпуска на работу летела, как на первое свидание.

 

Вторую, «синюю», ветку метро она досконально помнит до сих пор, ведь больше 30 лет колесила по ее тоннелям.

 

– Конечно, работа машиниста – не из легких, – говорит Донская. – Нет режима отдыха, негде разогреть еду. Водили поезда в четыре смены. Например, ночная заканчивалась в час тридцать пять, я приводила состав на «Петроград­скую», ставила каждый вагон на ручной тормоз – и шла на Карповку, в комнату отдыха. Спать ложилась в третьем часу, а уже в 5.35 нужно было вставать на работу.

 

– Еще в советское время женщинам запретили работать машинистами, объясняя это тяжелыми условиями труда..

 

– Никаких привидений за 30 лет я в тоннелях не встречала, но мне приходилось видеть освещенные боковые линии с рельсами, куда они вели – до сих пор не знаю. Все-таки метрополитен – стратегический объект.

 

– Ходят слухи, что в Петербурге есть засекреченные линии метро и якобы под землей водится всякая нечисть…

 

Свое женское счастье Наталья Николаевна нашла, что называется, на рабочем месте – только из кабины вышла.

 

Счастье приехало на поезде

 

– Как мужчины относились к вашей, в общем-то, неженской профессии?

 

– С будущим мужем я встретилась на станции «Площадь Восстания». Он жил рядом с «Пушкинской» и каждый день пользовался подземкой, а я именно на этой станции выходила на платформу. Тут мы и познакомились, назначили свидание.

 

– На Восьмое марта коллеги, наверное, заваливали вас подарками?

 

– Очень хорошо. Я была старшим машинистом, под моим началом работало пятеро мужчин, и ни с кем не возникало проблем.

 

…Со второй ветки наш путь лежал к «Приморской» – в музей метрополитена. Рядом с макетом вагона и весьма натуральным манекеном машиниста хранится форма работников ленинградской подземки. Тут и мундир ее бывшего начальника Денисова и… платье, в котором в далекие пятидесятые Наталья Николаевна выходила в рейс. Удивительно, но оно ей впору и сейчас, будто и нет позади пяти десятилетий!

 

– В этот праздник мне всегда давали смену в резерве, чтобы я подзаработала. Когда появлялась на работе, вручали цветы и подарки, и инструктор отпускал меня домой. Многие машинисты не любят работать в праздники, а меня это вовсе не расстраивало. Сколько новогодних ночей я отработала в метро! И что самое интересное, в вагоне всегда были люди, с которыми я встречала Новый год, – то на «Фрунзенской», то на остановке «Парк Победы».

 



 

Музей подвига. Виктор Тихомиров: «Где родился, там и пригодился». Мальтийская капелла и немецкий орган. Убийство Кирова: разгадки нет до сих пор. В фокусе внимания. Скоро в школу. В книге главное — ритм.

 

На главную  Анализ 

0.0077
Яндекс.Метрика