На главную  Анализ 

 

Загадка 37-го года. Часто цитируют стихотворение великого русского поэта Федора Тютчева о том, что «умом Россию не понять…». Однако мало кто знает, что в своем последнем стихо­творении поэт пророчески предупреждал:

 

Множество публикаций появилось за последнее время в связи с исполнившимся нынешней осенью 70-летием со дня начала «большого террора» 1937 года. Некоторые авторы называют его «возмездием» самим организаторам революции. Другие отмечают, что террор начался еще в 1918 году, с 1918 по 1922 г. было уничтожено людей в 30 раз больше, чем в «страшные 30-е годы». До сих пор идут бурные споры о том, почему Сталин решил вдруг уничтожить верхушку верно служившей ему большевистской элиты.

 

Тютчев, конечно, вряд ли предполагал, что с Россией может произойти такая страшная трагедия, которая случилась в XX веке. Однако он точно предсказал, что случится с теми, кто попытается править при помощи лжи и насилья: они будут уничтожены тем самым режимом, который создадут. Именно так и следует, как считают некоторые историки, рассматривать трагедию 1937 года. Конечно, это был никакой не «пик террора», не внезапное уничтожение больших масс людей по неожиданной прихоти впавшего в безумие Сталина. Истребление, куда в больших масштабах, началось с 1918 года, когда уже к 1922 году в результате Гражданской войны, голода и разрухи население России сократилось на 15,1 миллиона человек. Затем последовал страшный голод, ужасы коллективизации, когда снова погибли миллионы. А потому 1937 год отличается от всего предшествующего периода вовсе не масштабами террора, а тем, что сажать и расстреливать стали уже не представителей «эксплуататорских классов», не простых русских крестьян, а «своих», тех, кто раньше сам их убивал, кто въехал в чужие дворцы, удобно устроился в чужих квартирах. Хронос революции стал неумолимо пожирать своих детей. Такое было во всех революциях. Во Франции, в других странах.

 

Спасенья нет в насильеи во лжи, –Как ни орудуй ими смело, –Для человеческой души, Для человеческого дела! Знай, торжествующий(кто б ни был он!)Во всеоружии насильяи обмана, –Придет и твой черед,и, поздно или рано,Ты ими ж будешь побежден!

 

Троцкий после его изгнания из СССР написал книгу «Преданная революция», в которой еще до 1937 года и начала массовых казней партийных функционеров заметил начинавшиеся перемены и назвал их «контрреволюцией». Он отмечал и снятие ограничений, связанных с социальным происхождением, когда в высшие учебные заведения могли по­ступать только «дети рабочих и крестьян», и возрождение института семьи, и возвращение в Красной армии прежних званий: лейтенант, капитан, майор, полковник и т. д. Коренным образом изменилось отношение к дореволюционной истории России, были «реабилитированы» Александр Невский, Кутузов, Суворов и другие ее герои. Реабилитировали даже запрещенную прежде коммунистами новогоднюю елку!

 

Контрреволюция?

 

Видный мыслитель Георгий Федотов, покинувший Россию в 1925 году, отмечал, что изменения начались уже в 1934 году после убийства Кирова. «Огромные глыбы, давившие Россию семнадцать лет своей тяжестью, подтаяли и рушатся одна за другой. Это настоящая контрреволюция, проводимая сверху. Так как она не затрагивает основ ни политического, ни социального строя, то ее можно назвать бытовой контрреволюцией… Революция в России умерла. Троцкий наделал много ошибок, но в одном он был прав. Он понял, что его личное падение было русским термидором. Режим, который сейчас установился в России, это уже не термидорианский режим. Это режим Бонапарта». Анализируя эту мысль, один из историков называет весьма спорным распространенное убеждение, что уничтожение Сталиным верхушки Красной армии привело к ее ослаблению и к последующей катастрофе 1941 года. Когда предреввоенсовета Троцкий отправил в 1920 году воевать с Польшей когорту победителей в «классовых битвах» (в том числе и таких прославленных в СССР маршалов, как Тухачевский, Якир, Уборевич, Корк и другие), то «в единоборстве со сравнительно небольшой польской нацией они потерпели настолько сокрушительное поражение, что пришлось отдать Польше громадные территории Украины и Белоруссии, возвращенные лишь в 1939-м…» Все эти коммунистические военачальники хорошо воевали лишь против собственного народа, травили газом крестьян в тамбовских лесах, но в настоящей войне с иностранной армией оказались полностью бездарными и беспомощными.

 

Многие тогдашние баловни режима тоже возмущались. Говоря о картине «Петр I», прославлявшей этого царя, кадровый сотрудник НКВД, а потом узник ГУЛАГа Лев Разгон с раздражением заявил: «Если дела так пойдут дальше, то скоро мы услышим “Боже, царя храни!”»

 

Конечно, 37-й год был трагедией. «Самая, пожалуй, тяжкая, даже чудовищная «особенность» ситуации 1937 года – смертельное столкновение не различных и чуждых друг другу людей, а, напротив, людей самых близких, подчас даже в прямом смысле слова «родных». Перед нами, в сущности, самоуничтожение, самопожирание…» – делают вывод некоторые авторы.

 

Свои пожирали своих

 

Хрущев, сам замешанный в терроре, списал эти события на культ личности Сталина, на патологическую подозрительность и маниакальную жажду власти всесильного вождя, который снимал слой за слоем, повсюду видя заговоры, врагов и предательство.

 

Заключенные, отправляемые в камеры и на расстрел, кричали: «Да здравствует Сталин!» и клялись в верности коммунистической партии. Они были растеряны, смятены и никак не могли понять, что же происходит, почему их, верных слуг режима, вдруг стали одного за другим бросать за решетку?

 

Мавр сделал дело

 

Однако есть один эпизод, который не соответствует утверждению о личной маниакальной мстительности Сталина. Когда кинорежиссер Каплер познакомился с его дочерью Светланой, стал показывать ей (16-летней школьнице) фильмы эротиче­ского содержания и влюбил ее в себя, 40-летнего многоопытного мужчину, то как поступил ее отец – темпераментный грузин? Каплера, конечно, арестовали, но он получил на редкость мягкое наказание – его отправили в Воркуту заведующим литературной частью драматического театра. Сталин не уничтожил обидчика, хотя вполне мог это сделать. Таким образом, он убивал людей вовсе не из личной мести, а «по необходимости», когда считал это «полезным для дела».

 

«Загадка 37-го года, – писал Давид Самойлов, – в том, кто и ради кого скосил прежний правящий слой. В чьих интересах совершился всеобщий самосуд, в котором сейчас можно усмотреть некий оттенок исторического возмездия. Тех, кто вершил самосуд, постиг самосуд». Мавр сделал свое дело, и ему пришлось уйти не только с исторической сцены, но и из жизни.

 

По этой причине некоторые историки объясняют сейчас террор 37-го года общими, глобальными переменами жизни в СССР и приближающейся войной. Старая гвардия сделала свое дело, и она не годилась для управления страной в меняющихся условиях. В 1991–93 гг. при таких же обстоятельствах отправляли на пенсию или увольняли, а в те суровые времена – сажали и расстреливали. Именно таким беспощадным способом Сталин произвел замену правящего слоя своего режима, выдвинув на руководящие посты уже не «старых большевиков», умевших только разрушать («весь мир насилья мы разрушим…»), а поколение людей, выросших уже в новых условиях для реализации новых целей. Своей цели, осуществленной страшными методами, он, как видно, добился. Историки подсчитали, что основные показатели промышленного производства в СССР с 1934 по 1940 г. увеличились более чем в два раза. Во вторую половину 30-х гг. добыча угля выросла почти на 120%, выплавка стали – на 165%, производство электроэнергии – на 200% и т. д.

 



 

Когда сбываются надежды. Страховой бизнес будет прирастать регионами. Пенсионная история российских железных дорог. Как получить заказ от города?. Убедительная победа. Строить дороги сообща. Владимир Путин: «Считаю Петербург своим домом...».

 

На главную  Анализ 

0.0068
Яндекс.Метрика