На главную  Анализ 

 

Резидент на подлодке. Но почему же именно моряки приходят к Кенту, который в годы войны работал в тылу у врага, но на суше? Дело в том, что к началу 1938 года у республиканцев в Испании, которые вели борьбу с фашистами, оставалось всего три подводные лодки: одна находилась в Картахене, а две других укрылись во Франции. Корабли нуждались в ремонте и пополнении экипажей. К тому же все реальней становилась угроза того, что Франция может интернировать эти подлодки еще до окончания войны. Поэтому правительство республиканцев сочло необходимым в срочном порядке подремонтировать корабли и вернуть в свою основную базу – Картахену. Одной из лодок командовал Иван Бурмистров.

 

Каждый год в ноябре в квартирке обычной пятиэтажки, где ныне живет прославленный советский разведчик, бывший резидент в Бельгии Анатолий Гуревич (Кент), о котором уже писала наша газета, собираются гости. Среди них и ветераны Военно-морского флота, известные подводники. Они отмечают день рождения легендарного ветерана, которому в этом году исполняется 94 года.

 

Курс на Картахену

 

Именно тогда у него появился помощник – молодой переводчик-доброволец из Ленинграда Анатолий Гуревич, он же теньенте де навио Антонио Гонсалес, лейтенант флота испанских ВМС, который знал о существовании подводных лодок лишь понаслышке.

 

На второй день, когда начали готовиться к всплытию, выяснилось, что вышел из строя командирский перископ.

 

Ремонт лодок закончили в середине апреля. Путь от Бордо до Картахены предстоял опасный – вдоль территории Испании, занятой фашистами. Их авиация и военные корабли могли обнаружить и уничтожить республиканскую подводную лодку.

 

«Расстроиться было от чего: в зенитный перископ горизонт не увидишь. А попадаться неприятелю на глаза ох как не хотелось. Причем лодке приходилось опасаться не только военных, но и торговых кораблей, поскольку не было никаких гарантий того, что они не сообщат о встрече по радио военным судам».

 

Вот что пишет в своих воспоминаниях сын командира подводной лодки Ивана Бурмистрова капитан I ранга Анатолий Бурмистров:

 

– Срочное погружение! – закричал он в рубку и уже собирался было нырнуть вниз, как вдруг увидел, что люк закрыт. Командира спас Гуревич. Он крикнул рулевому:

 

Бурмистров вынужден был идти на риск. Он подавал команду к всплытию, открывал люк и выходил на мостик. И вот однажды Бурмистров увидел вдруг военный корабль.

 

Вдвоем с матросом они бросились к рубочному люку и впустили насквозь промокшего командира. Бурмистров крепко обнял своего молодого помощника:

 

– Рули на всплытие!

 

От Бордо до Гибралтарского пролива дошли за девять суток. Только однажды, когда до пролива оставалось меньше суток хода, перископ лодки засекли с воздуха и на нее сбросили бомбы фашистские самолеты. К счастью, обошлось…

 

– Ну вот, я как будто заново родился!

 

Золото Республики

 

Наконец С-4 ошвартовалась у причала Картахены. Моряки, усталые, обросшие, высыпали толпой на палубу. К лодке торопились встречающие, непрерывно раздавалось: «Вива ля Республика!»

 

– Осенью 1938 года я вернулся на родину, – завершает он свой рассказ. – Вскоре узнал, что по просьбе испанского командования Ивану Бурмистрову присвоено звание Героя Совет­ского Союза за успешный прорыв на подводной лодке С-4 через блокированный Гибралтарский пролив. Он был первым моряком Военно-морского флота СССР, удостоенным этого звания. Для меня это стало особенно приятным сообщением…

 

– После я некоторое время оставался на флоте, – рассказывает Анатолий Гуревич. – Принимал участие в походе из Картахены в Барселону на одном из миноносцев. Эта операция, тоже довольно опасная, была организована для переброски государственных запасов золота и серебра.

 



 

Мирись, мирись никогда не дерись.... «Старшеклассники» в режиме on-line. Погода будет под присмотром. Пушки вместо пирамиды черепов. Как получить открепительное удостоверение. Еще сто стадионов. Валентина Матвиенко: «Сделай выбор в пользу президента».

 

На главную  Анализ 

0.0277
Яндекс.Метрика