На главную  Анализ 

 

Боль — это навсегда. На недавно закончившемся сочинском «Кинотавре» при распределении призов Балабанова в очередной раз «обнесли», вручив утешительный приз за лучшее исполнение женской и мужской роли Ренате Литвиновой и Александру Яценко. Первая – признанная российская кинодива и персонаж светских тусовок. Второй – совсем мальчик, до сего дня почти не снимавшийся. Такие эскапады жюри фестивалей совершают в тех случаях, когда половина арбитров считает фильм выдающимся, а вторая – никуда не годным. Судя по всему, точно такая история произошла и в этом случае.

 

На экранах новый фильм Алексея Балабанова «Мне не больно». Фильм, вышедший на экраны без агрессивной, навязчивой рекламы. Фильм, который киноманы, несомненно, ждали и без этого. Ибо сама фамилия Балабанова является самой эффективной рекламой для любой картины.

 

Но если бы Балабанов был просто бытописателем, он не был бы самим собой, не был бы Балабановым. Суть дела в его особом взгляде на жизнь, на сиюминутность, на вечность. В этом взгляде сочетаются искренний и глубочайший пессимизм, в основе которого мудрость царя Соломона «и это пройдет». Но в нем – не менее искренний и затаенный романтизм провинциального мальчугана, мечтающего о больших океанах и высоких горах, о путешествиях и отчаянных приключениях. В совокупности все это порождает уникальную и неповторимую картину мира, которую можно ненавидеть, можно любить, но к которой нельзя относиться безучастно.

 

Все правильно. Ибо к Балабанову равнодушным никто не остается. Есть люди, которые называли его ленту «Про уродов и людей» самой омерзительной и грязной в истории российского кинематографа. Но известно, что голливудские эстеты тайком смотрели этот фильм, восхищаясь художественным мастерством и новизной кинематографических приемов. За обоих «Братов» и за «Войну» часть интеллигенции объявила Балабанова «фашистом» и «империалистом». Хотя это был просто предельно честный анализ ситуации, в которой реально оказалась страна Россия и ее люди. А «Война», как мне кажется, и по сей день остается нашим лучшим фильмом последнего пятнадцатилетия.Вышедшие чуть больше года назад «Жмурки» многие восприняли как криминальную комедию в духе Квентина Тарантино. Как ностальгию по диким и бурлящим девяностым годам. Хотя на самом деле это был призыв к зрителю: «Смотрите, кто пришел. Вам они нравятся?» Вообще, не исключаю, что в будущем историю новой России будут изучать не столько по учебникам, сколько по Балабанову. И правильно будут делать.

 

На это раз Балабанов вновь удивил, сняв жутко классическую мелодраму. Вот вам фабула фильма. Содержанка «мини-олигарха», которого с неизменным блеском играет Никита Михалков (с таким блеском, что хочется, чтобы он побольше играл и поменьше занимался общественной деятельностью), встречает чистого, светлого юношу, типичного «ботаника», дизайнера по профессии. Между ними возникает большое и светлое чувство. Содержанка помогает «ботанику» и его друзьям получать выгодные заказы. Голь-шмоль становится средним классом. Параллельно магнат-олигарх проявляет необычайное благородство. Он не пускает в ход бабки и своих охранников, готовых замочить соперника своего шефа в любом сортире. У него тоже к своей наложнице большое и светлое чувство, облагораживающее его стяжательскую душу.

 

На это раз Балабанов вновь удивил, сняв жутко классическую мелодраму. Вот вам фабула фильма. Содержанка «мини-олигарха», которого с неизменным блеском играет Никита Михалков (с таким блеском, что хочется, чтобы он побольше играл и поменьше занимался общественной деятельностью), встречает чистого, светлого юношу, типичного «ботаника», дизайнера по профессии. Между ними возникает большое и светлое чувство. Содержанка помогает «ботанику» и его друзьям получать выгодные заказы. Голь-шмоль становится средним классом. Параллельно магнат-олигарх проявляет необычайное благородство. Он не пускает в ход бабки и своих охранников, готовых замочить соперника своего шефа в любом сортире. У него тоже к своей наложнице большое и светлое чувство, облагораживающее его стяжательскую душу.

 

Согласитесь, что на первый, взгляд – полный бред в духе бразильских сериалов студии «Глобо». Дескать, и крестьянки чувствовать умеют, а богатые тоже плачут. Классическая «Дама с камелиями» и – если заменить лейкемию на чахотку – опера «Травиата». Та самая «Травиата», от которой навзрыд рыдала «Красотка» Джулия Робертс в одноименном любимом фильме всех времен и народов.

 

Конфликт разрешает лейкемия, которой заболевает содержанка. Болезнь переходит в неизлечимую стадию. Приходит смерть, после которой формально жизнь продолжается, но после которой уже не будет ничего.

 

Эти слова произносят почти все герои. И всем на самом деле больно, хотя они и не понимают отчего.

 

Бразильцам или мексиканцам не хватило бы и ста серий для пережевывания таких соплей. Но Балабанов отказывается от соревнования с кем-либо. Он заставил Ренату Литвинову побрить брови, сделав ее настоящей лахудрой. Он дал ей в любовники не Ричарда Гира, а мальчугана с совершенно невзрачной внешностью. Дизайнеры у него – не авангардисты-интеллектуалы, а туповатый амбал и базарная хабалка. Одним словом – все выворочено наизнанку. Ну, а Михалкову внешность менять было не надо. Ибо если вы хотите увидеть его таким, каким он еще ни у кого не был – Михалковым с кроткими глазами – то надо идти смотреть «Мне не больно».

 

Пусть Балабанов и впредь снимает каждый год по фильму. Так будет лучше для всех.

 

Пересказать настоящее кино невозможно. Его надо видеть. «Мне не больно» – настоящее кино. Которое всегда говорит сразу о непереносимости жизни и о мужестве жить, о бесплодности жизни и о том, что жизнь – это всегда творчество. О том, что жизнь – это всегда боль. С которой приходится жить.

 



 

Как вскормить богатыря?. Договор дороже денег. Территория будущего. Туалеты «пешеходной доступности». Цены: соглашение о стабилизации. Петербург обзаведется спутником. Никто не останется без помощи!.

 

На главную  Анализ 

0.0088
Яндекс.Метрика