На главную  Анализ 

 

«Как бы ни ругали Путина на Западе – он все равно великий лидер». Я думал, что Путин будет холоден, злобен и агрессивен. Ожидая встречи с ним в рамках Дискуссионного клуба «Валдай», где каждый год собираются исследователи и журналисты, специализирующиеся на России, я сразу вспомнил о широко растиражированных этим летом безвкусных фотографиях, на которых Путин изображен на рыбалке в Сибири, с золотой цепью на голой груди – этакий злобный мачо, которого больше интересуют собственные мускулы, чем собственное достоинство; жестокий и могущественный лидер, стоящий во главе воин­ственного и до зубов вооруженного государства.

 

Под таким заголовком помещает восторженную статью о российском президенте английская газета «Дейли мейл». Ниже следует ее текст с небольшими сокращениями.

 

Однако как только он вошел в зал, те фотографии стали казаться не более чем неудачной карикатурой. Он много улыбался, его жесты были расслабленны и неформальны, глаза смотрели спокойно, а голос звучал мягко. Ни разу за те три часа, что он отвечал на наши вопросы, Путин не сказал и не сделал ничего, что создало бы вокруг него ауру гнева или давления. Он продемонстрировал потрясающее владение фактами и говорил без подсказок и заглядывания в бумажки.

 

Потрясающее владение фактами

 

Неприкрытое удовлетворение

 

Несколько раз он даже рассмешил всех собравшихся. Когда ему задали весьма «колючий» вопрос о кумовстве в российских компаниях, он ответил старым советским анекдотом: «Может ли сын генерала стать генералом? – Конечно, может. – А фельдмаршалом? – Нет, фельдмаршалом не может: у фельдмаршалов тоже есть дети». Общался он профессионально и не лез на конфронтацию. Я лично восхищался ясностью и четкостью, с которой он выражал свои мысли.

 

В 1999 году, когда Путина, выдернув из ниоткуда, сделали премьер-министром (в марте следующего года он был избран президентом), Россия была нищим бандитским государством. Провальная «шоковая терапия» Бориса Ельцина на практике оказалась просто шоком, никакого терапевтического эффекта не имевшим: миллионы граждан были ввергнуты в нищету, миллионы умерли молодыми.

 

Сегодня, когда Путин уже готовится уходить со своего поста (в марте следующего года, по российской конституции, он не будет иметь права баллотироваться на третий срок), главное, что в нем замечаешь, – неприкрытое удовлетворение хорошо сделанной работой.

 

Стремительный рост

 

К 1998 году инфляция и крах рубля доели даже то немногое, что еще оставалось от сбережений россиян. Россия была кругом в долгу у Международного валютного фонда. Нападение НАТО на Югославию в 1999 году, предотвратить которое Россия не могла, стало символом международного унижения некогда великой нации.

 

При Ельцине, когда простые люди умирали от голода, крошечная группа преступников-олигархов наворовала огромные богатства. При Путине самые злостные из них либо сидят за свои мошенничества в тюрьме, либо бежали за границу. При всем этом Путин отнюдь не вызывает к жизни страшный призрак старых времен «холодной войны». Напротив, он – типичный представитель нового политического класса, вот уже восемь лет правящего Россией.

 

А восемь лет спустя у России – экономический рост в семь процентов и потрясающие валютные резервы в 300 миллиардов фунтов. Страна вкладывает миллиарды в инфраструктуру, космос и нанотехнологии, а российские компании скупают активы во всех уголках Европы и Америки. Строительная отрасль растет так быстро – по последним подсчетам, на 50 процентов в год, – что стране не хватает мощностей по перевозке цемента. В 2006 году в России было куплено в два раза больше автомобилей, чем в Индии – при том, что население Индии в пять раз больше. И это не пустые слова: ужасающие пробки на улицах российских городов тому подтверждение. В сезон отпусков в Европе теперь русских гораздо больше, чем американцев. В провинциальных городах, которые еще не так давно считались постсоветским адом, открываются приличные рестораны.

 

Когда официальная встреча на черноморском курорте Сочи подошла к концу, Путин пригласил нас выпить на террасе президентской виллы. Переходя от одной группы к другой, он разговаривал с нами под плеск волн, разбивающихся о берег, на фоне розового солнца, уходящего в море. Он буквально излучал полную удовлетворенность тем, что приближается к политическому закату на столь высокой ноте.

 

Многие наиболее влиятельные путинские министры – это высокопрофессиональные и не обремененные идеологией менеджеры российских корпораций. Сам Путин, по его собственным словам, считает себя социал-демократом и выступает за сочетание разумного менеджмента в экономике с политикой, направленной на защиту социально уязвимых людей.

 

Богаты, умны и успешны

 

Его карьера – словно старый «итальянский» вестерн: в городок на Диком Западе приезжает незнакомец, вычищает его от бандитов, а в конце, сделав дело, взбирается на коня и снова уезжает в закат. Тому, кто видит это, кажется невероятным, чтобы при Путине отношения Запада с Россией могли ухудшиться.

 

Россия хотела стать союзницей Запада в войне с террором, но в 2004 году, когда чеченские террористы в Беслане убили почти двести школьников, западная пресса обвинила в кровопролитии Путина и потребовала, чтобы он начал искать с чеченцами политическое решение. Когда Россия распустила организацию Варшавского договора, Запад отплатил ей расширением границ НАТО до мест, откуда до Санкт-Петербурга на самолете – всего несколько минут.

 

Мы нападаем на Россию, обвиняя ее в авторитарности, – но при этом все сближаемся и сближаемся с коммунистическим Китаем. Мы учим их соблюдать законы – и тут же говорим, что Россия должна нарушить собственные законы и выслать к нам человека, подозреваемого в убийстве Александра Литвиненко в Лондоне, зная, что российская конституция не позволяет высылать россиян за границу. Мы в своей стране раскрыв рот слушаем беглых олигархов, словно каких-нибудь правозащитников, а большин­ство русских считают их ворами и убийцами.

 

Русские богаты, сильны, успешны, умны – и они реально хотят сотрудничества с Западом. А мы их отталкиваем.

 

Все это – грубейшие стратегические просчеты, и британские нефтяные компании с инвестиционными банками за них, не исключено, еще дорого заплатят. Все это еще сильнее подтолкнет Россию в объятия другого нарождающегося гиганта мировой экономики – Китая.

 



 

«Учитель - это наше всё!». Штраф за окурок. Метро: новая станция на Невском. Общественники поддерживают президента. Батареи стали холодными? Звоните!. Дороги для нашего города. Нарвский колдун.

 

На главную  Анализ 

0.0105
Яндекс.Метрика