На главную  Анализ 

 

О имена! О нравы!. Как вы думаете, какая историческая личность сегодня самая популярная в Петербурге? Петр Великий? Ломоносов? Или, может быть, до сих пор – прежние коммунистиче­ские вожди Ленин и Киров? Ни за что не догадаетесь! Ведь, если судить по сохранившейся топонимике городских названий, то пальму первенства следует отдать… товарищу Володарскому! Его имя в Петербурге до сих пор носят мост, железнодорожная станция, проспект, поселок, девять улиц в пригородах, ему же установлен и до сих пор стоит помпезный памятник. Ленин же занимает только второе место, а на третьем – Киров.Жители Петербурга по праву гордятся сегодня своим городом. Но вот можно ли гордиться улицей, на которой живешь, если до сих пор она носит имя Белы Куна или Дыбенко?

 

Возвращение мосту Лейтенанта Шмидта исторического имени Благовещенского вновь оживило дискуссию на тему: «Как их теперь называть?» А точнее, почему некоторые улицы Петербурга до сих пор носят имена, присвоенные им в советские времена, и тех людей, которые, кроме зла и беды, ни городу, ни России ничего не принесли?

 

А кто ж такой был этот уже забытый ныне В. Володарский? В энциклопедиях написано, что сразу после октябрьского переворота он, бывший портной (в возрасте 27 лет!), занял пост комиссара по делам печати. Прославился тем, что сразу закрыл в Петрограде 150 газет и ввел самую свирепую цензуру. За что и был в 1918 году убит своим же подельником по революции – эсером – и похоронен потом на Марсовом поле вместе с главой питерского ЧК Урицким и латышскими стрелками.В Петербурге имя Володарского до сих пор носят мост, железнодорожная станция, проспект, поселок, девять улиц в пригородах, ему же установлен и до сих пор стоит помпезный памятник.

 

На пароходе из США

 

Есть в биографии товарища В. Володарского и еще одна страница, о которой в советские времена предпочитали умалчивать. Недоучившийся гимназист, он сначала был членом Бунда, а в большевики записался только после 1905 года. В 1913 году эмигрировал в США. В Россию вернулся в 1917 году на одном пароходе вместе с Троцким и другими его «лучшими учениками»: Воровским и Урицким. Как выяснили авторы недавно показанного по центральному телевидению документального фильма-расследования, посвященного зловещей роли в российской трагедии Троцкого и банкиров США, этот рейс был организован американской закулисой с целью при помощи революционеров развалить Россию – мощного экономического и политического конкурента. Так что если Ленина и соратников германский генштаб отправил в Петроград в «пломбированном вагоне», то Троцкого, Володарского и компанию послали туда пароходом. Об этом в народе сохранились иронические частушки:

 

Впрочем, есть еще версия, будто на самом деле тов. В. Володарский не поделил награбленные у «буржуев» драгоценности и был за то «ликвидирован» своими же коллегами.Ленин тут же воспользовался убий­ством и издал свое знаменитое распоряжение о необходимости «поощрять энергию и массовидность террора». Так и было сделано: за смерть бывшего порт­ного поплатились сотни не имевших к этому никакого отношения мирных жителей Петрограда.

 

и

 

«Я на бочке сижу,А под бочкой – каша,Ленин Троцкому сказал:Вся Россия наша!»

 

МегаДыбенко

 

«Америка России подарила пароход…», прозвучавшая потом в известном фильме Александрова «Волга-Волга». Сталин такое дозволил, потому что она высмеивала ненавистных ему троцкистов. Однако имена тт. Сталина и Троцкого из городской топонимики уже давно убрали, а вот «пламенный большевик» товарищ В. Володарский живет с нами и поныне!

 

В феврале 1918 года на фронте Павел Дыбенко чуть не погубил молодую республику – сдал Нарву немцам, открыв им дорогу на Петроград. Его «братишки» раздобыли бочку спирта, перепились, а потом драпали с криком «Полундра!». Зайцем бежал и сам «героический матрос», отыскали его только на Волге, хотели расстрелять, но за него вступились его любовницы: популярные у большевиков Лариса Рейснер и Александра Коллонтай. Посланный на Украину, Дыбенко ухитрился и там попасть в плен к врагу, и его пришлось выменивать на немецких офицеров. В 1922 году Дыбенко и Коллонтай заключили первый советский гражданский брак. Половые подвиги и распущенность этой «сладкой парочки» еще долго обсуждали в партии.

 

Как до сих пор жив в городских названиях и такой зловещий персонаж тех лет, как «героический матрос» Дыбенко. Его имя носят проспект, станция метро и даже новый гипермаркет. Грузчик рижского порта, он стал председателем Центробалта, безжалостно вешавшего и топившего в прорубях боевых русских офицеров флота и адмиралов. Современники вспоминали, что озверевшие «братишки» Дыбенко катались на рысаках по офицерским трупам, втаптывая их в снег и навоз.

 

В конце концов «героического матроса» арестовали, обвинили в пьянстве, моральном разложении, шпионаже в пользу США и расстреляли. Пытаясь оправдаться, Дыбенко перед расстрелом писал Ленину, заявляя, что «американским языком я не владею».

 

Под конец жизни он оказался на посту заместителя наркома лесной промышленности, а другими словам, возглавлял лесоповал, был одним из главных вертухаев ГУЛАГа.

 

Есть в Петербурге сегодня улица, которая носит имя человека, которого многие источники характеризуют как настоящего кровавого палача и садиста – Белы Куна. Этот венгерский коммунист участвовал в расстреле царской семьи, массовой «ликвидации» заложников и «классовых врагов» в Сибири и зверской расправе над пленными белогвардейцами в Крыму.

 

Улица Белы Куна

 

В Крыму многие офицеры поверили «слову чести» Фрунзе о «прощении», остались на полуострове и пришли на пункты сбора. А там по приказу Белы Куна, назначенного председателем Крымского ревкома, их стали внезапно расстреливать из пулеметов, связывали по нескольку человек, привязывали к ногам груз и топили в море. Так были уничтожены десятки тысяч офицеров – цвет русской армии. Рассказывают, что когда через несколько лет в море в тех местах спустился водолаз, то, поднявшись на поверхность, он сошел с ума. На дне, колыхаясь под течением, стоял целый лес трупов с развевающимися волосами…

 

Его отряд, сформированный из венгров-интернационалистов, а также отряды латышских стрелков отличались невиданной даже в годы Гражданской войны жестокостью и принимали участие во всех карательных операциях режима.

 

Некоторые, правда, могут сказать: к чему обо всем этом теперь вспоминать? Это – давно история. А вот именно по этой причине и нельзя забывать! Надо помнить, что массовый террор в России начался задолго до 1937 года, и начали его первыми вовсе не Сталин, а Ленин, «братишки» Дыбенко, «интернационалисты» Белы Куна, а теоретическую базу под расправы подводили комиссары вроде Володарского.

 

Жители Петербурга по праву гордятся сегодня своим городом, который возрождается и хорошеет. Но вот можно ли гордиться улицей, на которой живешь, если до сих пор она носит имя Белы Куна или Дыбенко?

 



 

Петербург стремится ввысь. Валентина Ивановна, мы вас поддерживаем!. Полоса особого назначения. О имена! О нравы!. Поистине русская роскошь!. А вы как без воды обходитесь?. «Опыт и профессионализм».

 

На главную  Анализ 

0.0432
Яндекс.Метрика